Каждый, кто хоть раз был у меня на лекциях, знает, как сильно я люблю «пройтись» по устоявшимся стереотипам, нормам и трендам. Сегодня как раз появилась подходящая тема. Нет, я не буду тролить людей, которые купили биткойн и теперь называют себя криптоинвесторами, или тех, кто спекулятивную продажу барахла из Китая нарек бизнесом. Я решил пройтись по сокровенному для большинства интеллектуалов и тех, кто считает себя таковым. Конечно же это чтение!

Последний месяц-два наблюдаю в сети, во всяком случае, в моем окружении, тренд, связанный с этим процессом. Оный пример типичного шаблона поведения в стиле attention whore (буквальный перевод: шлюха внимания — человек, стремящийся во что бы то ни стало привлечь к себе максимум внимания) выражается в том, что человек активно декларирует прочитываемую им литературу, пересказывает содержание, обильно снабжая его цитатами, и нередко задает стандарт – четыре книги в неделю, пять книг в неделю, шесть… – померяемся? Вишенка сверху – флеш-моб, хоровод и хештег.

Определенно, меряться размером библиотек и количеством прочитанных книг намного лучше, чем диагональю плазм или каратностью камней, а способы приучивания к чтению любые хороши! Или нет? Лично у меня в голове крутится выражение «заставь дурака Богу молиться – он лоб расшибет». Или как писал поэт: “Идея, брошенная в массы, как девка, брошенная в полк”. Давайте разберемся, что же не так с чтением у читающих масс.

1. Количество прочитанных книг в месяц – наиболее бесполезный параметр, который можно придумать. Я часто оперирую понятием “целевое чтение”, и вот как оно работает. Например, я разрабатываю новый тренинг и хочу, чтобы в нем не было кальки, чужих мыслей или чужой методологии. Дабы исключить из моей программы заимствования, перечитываю 16 книг за месяц.
Или еще пример: я берусь за разработку нового сайта для себя (не имеет значения, лично или через подрядчика) и мне важно понимать, чем живет рынок, что актуально, а что уже отжило себя. Дабы иметь представление, что именно мне надо, за месяц до начала работы с техническим заданием я перечитываю два десятка книг.
Сейчас я очень часто работаю с юристами и читаю некоторую профильную прессу. Ввиду разработки нескольких образовательных IT-проектов читаю литературу по теме искусственного интеллекта и методологии дистанционного преподавания.

Важнейшей функцией книги является заполнение информационного дефицита, возникающего на пути к цели.

2. “Чтение – в стол”. Исходим из того, что любая информация, подаваемая как инструкция или гид бесполезна, если мы не применяем ее в течение 24-48 часов. Без практики знания не переходят в навык, а значит уходят в “архив”, часто так глубоко, что спустя несколько лет после прочтения какого-то невероятно полезного пособия невозможно вспомнить даже основы.

Чтение любой инструментальной литературы – пособий, гидов, инструкций – должно быть не только целевым, но и прикладным в кротчайшие сроки.

3. Я глубоко убеждён, что большинство людей на самом деле НЕ умеют читать. И дело не только в невладении типами чтения (скорочтение лишь один из минимум 5 известных мне), но и в фокусе на предмете чтения, вместо продукта и результата. Тут необходимо прояснить терминологию:

предмет чтения – это чужая мысль, закодированная в тексте;

продукт чтения – это умозаключение, понимание смыслового содержания и чувств, возникающих в процессе чтения;

результат чтения – воздействие на поведение читающего.

Исходя из этого, любая книга при фокусе на результат чтения выполняет свою еще одну важнейшую функцию – модифицирует жизненные стратегии.

Происходит ли этот процесс с большинством читателей? Ответ очевиден. Я видел тысячи людей, безрезультатно прочитавших сотни книг на тему финансовой независимости, здорового образа жизни и духовного роста. Так же я знаю случаи, когда одна единственная книга (иногда из числа описанных выше) побуждала читателя полностью изменить образ жизни или подход к какой-то из ее сфер.

4. Качество самой литературы. Пункт полностью вытекает из предыдущего хотя бы потому, что если автор рассматривает как положительный результат чтения его книги высокие продажи, то о пользе такого чтива говорить не приходиться. Мне часто задают вопросы по поводу книг, которые я бы рекомендовал прочесть, и многие ждут услышать в числе авторов мэйнстрим вроде Брайана Трейси, Тони Роббинса, Джима Рона и прочих из категории “успешный – успех”…
Я не читаю популярную беллетристику и не считаю ее полезной. Зато в “Му- му” Тургеньева прекрасной метафорой показано, как бороться со своими эмоциональными зависимостями. А в “Мой голос останется с вами” профессора Милтона Эриксона можно найти не только несколько десятков инструментов для работы со своим внутренним состоянием, но и множество цитат (лишь изредка перефразированных), используемых мейнстримовыми спикерами (в том числе и упомянутым выше) на своих лекциях и уже не в совсем своих книгах.

Выбирая книгу, отслеживайте возможную цель ее написания. А выбирая автора, обращайте внимание на его бэкграунд. Я верю ученым больше, чем шоумэнам. Первоисточники всегда глубже, чем их, часто более распиаренные копии.

Пустые бочки громче гремят.

5. Художественная литература имеет не меньшую ценность, чем специальная и техническая. Ее сложнее подбирать “под цель” и еще сложнее интерпретировать через призму результата чтения. Однако именно художественная литература является прекрасным примером того, как можно через речь или письмо транслировать эмоции, а это – важнейший навык.

Сразу развею несколько мифов, которые нам со школы вдалбливали в головы:

– чтение не расширяет оперативный словарный запас, если вы не выписываете новые слова и не включаете их в оборот в первые 24-48 часов;
– чтение не делает вашу речь грамотнее или выразительнее, если вы не читаете вслух с авторской интонацией;
– чтение не делает вас умнее, особенно если все, что вы делаете читая – это потребляете чужие мысли и втягиваетесь в чужую картину мира.

Прямо сейчас задайте себе вопрос: чьи идеи преобладают в моем информационном поле?
И в завершение совет – пишите конспект прочитанного. Выписывайте ценные идеи автора, свои идеи, рождаемые текстом, действия, которые должны или могут быть выполнены в той или иной ситуации.